Фирма «Д» (Ответчик) заключила со Строительной компанией «К» договор субподряда по устройству бетонных полов складского корпуса на территории одного из регионов. В свою очередь, Ответчик являлся генеральным подрядчиком по договору с крупной торговой компанией «Т» (заказчик), а Строительная компания «К» – соответственно субподрядчиком на данный вид работ по указанному договору с Ответчиком.
    Согласно Договору субподряда Ответчик принял на себя обязательство уплатить «К» часть аванса от сметной стоимости работ. Однако в нарушение условий Договора Ответчик перечислил аванс с нарушением срока и не в полном объеме:
    Согласно Договора, работы были выполнены и сданы Фирме «Д» по актам формы № КС-2. С ответчиком также были подписаны справки о стоимости выполненных работ формы № КС-3, а также согласованы непредвиденные затраты и акты освидетельствования скрытых работ.
    Окончательно оплата работ Ответчиком была произведена частично:
    Работы по некоторым актам КС-2 были Ответчиком приняты и акты формы КС-2 им подписаны. Остальные акты формы № КС-2 были направлены Ответчику для проверки и подписи, однако они Ответчиком в нарушение условий договора подписаны не были и мотивированных возражений на них Фирма «Д» не представила.
    Согласно условиям Договора и ст. 720 Гражданского кодекса РФ Ответчик обязан проверить и подписать акты приемки работ по КС-2 и КС-3 в течении 10 дней с даты указанной в акте (даты получения актов) или дать мотивированный письменный отказ. Данные условия Договора Ответчиком не исполнены. Ответчик уклонялся от подписания актов и от предоставления мотивированного письменного отказа.
    Уклоняясь от подписания актов, Ответчик одновременно сдал результаты всех работ, включая произведенное субподрядчиком устройство бетонных полов, генеральному заказчику (Фирме «Т») и получил от последнего оплату за все работы.
    Согласно условиям Договора, если условия о мотивированном отказе от подписания актов не соблюдены, то работы по объекту считаются выполненными и подлежат оплате Ответчиком, в установленные Договором сроки, по актам КС-2 и КС-3, представленным Фирмой «К». Таким образом, работы выполнены и подлежат оплате, несмотря на уклонение Ответчика от подписания актов.
    Согласно Договору, за нарушение сторонами сроков исполнения обязательств по Договору уплачивается неустойка. Таким образом, Ответчику за период просрочки оплаты была начислена договорная неустойка.
    Наряду с договорной неустойкой с Ответчика подлежали взысканию проценты по ст. 395 ГК РФ. В соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Поскольку денежные обязательства по договору выражены в иностранной валюте (в долларах США), то при расчете процентов принималась ставка банковского процента одного из ведущих банков по краткосрочным валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора. Такой расчет произведен согласно пункту 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 № 6/8. Проценты по ст. 395 ГК РФ взыскивались с Ответчика за период, когда договор субподряда прекратил свое действие по день исполнения решения суда.
    Строительная компания «С» (далее – Истец) заключила с Фирмой «К» договор об уступке права требования, в соответствии с которым новым кредитором вместо Фирмы «К» по указанному выше договору субподряда стал Истец.
    Фирма «К» и Истец уведомили Ответчика о состоявшейся уступке права требования (перемене кредитора) и об обязанности Ответчика исполнить свои обязательства новому кредитору – Истцу.
    В соответствии со ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора перешло полностью к новому кредитору (Истцу) в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
    Истец основывал свои требования на п/п 1 ч. 2 п.1 ст. 8, ст.ст. 11, 309, 310, 314, 330, 331, 382, 384, 395, 401, 425, п. 1 ст. 740, 746, 753 ГК РФ.
    В соответствии с п. 2 ст. 317 ГК РФ и условий Договора субподряда указанные в иске суммы, выраженные в долларах США, подлежали взысканию с Ответчика в рублях по официальному курсу, установленному Центральным банком РФ на день платежа (т.е. на день исполнения решения о взыскании сумм).

    Ответчик иск не признал и в своем отзыве ссылался на ряд возражений, на основании которых, по его мнению, исковые требования подлежали отклонению в полном объеме.
    Ответчик утверждал следующее:
    1.1. Ссылаясь на Акт приемки между Фирмой «Т» и Фирмой «Д», что по согласию сторон стоимость работ по устройству бетонных полов с двойным армированием были снижены, что подтверждается подписью представителя Фирмы «К» на акте приемки.
    1.2. Стоимость реально выполненных Фирмой «К» работ составила сумму намного меньше той, которая заявлена в иске.
    1.3. В представленном Истцом акте сверки расчетов указано об отсутствии требования оплаты 4 % от стоимости работ за оказание генподрядных услуг.
    2.1. Ответчик передал Фирме «К» материалы, на сумму которых подлежат уменьшению заявленные исковые требования.
    2.2. Фирма «К» подтвердила получение песка, на сумму которого подлежат уменьшению заявленные исковые требования.
    2.3. Сотрудниками Фирмы «К» на объекте был поврежден и пришел в негодность профлист для обшивки стен. На сумму ущерба подлежат уменьшению заявленные исковые требования.
    3. Фактически работы субподрядчиком были завершены с нарушением договорных сроков. За указанную просрочку сдачи работ Фирма «К» обязана уплатить Ответчику договорную неустойку.
    4. В результате некачественного выполнения работ суммы, затраченные на устранение недостатков, были удержаны Заказчиком из причитающихся к выплате Генподрядчику.
    4.1. Заказчик привлек для устранения дефектов третьих лиц.
    4.2. Для разработки рекомендаций по устранению дефектов привлечен специализированный трест. Стоимость услуг по составлению рекомендаций подлежит удержанию с Истца.
    4.3. Стоимость работ по устранению дефектов согласно актов о приемке выполненных работ подлежит удержанию с Истца.
    5. Аванс на приобретение материалов в размере 35 % от сметной стоимости работ оплачен субподрядчику согласно договорным срокам.
    6.1. Ответчик обязан оплачивать стоимость выполненных работ на основании представленных субподрядчиком актов по форме КС-2 и КС-3. Представленные субподрядчиком Акты формы КС-3 представляют собой справку о стоимости выполненных работ, в которых отсутствуют перечни выполненных работ.
    6.2. Ответчик направил в адрес Фирмы «К» мотивированный отказ от подписания указанных актов заказным письмом, которое возвращено в связи со сносом здания. Информации об изменении адреса субподрядчика Ответчик не получал.
    6.3. Оснований для взыскания неустойки и процентов нет.
    При этом Ответчик представил ряд письменных документов, перечисленных им в приложении к отзыву, на которые он ссылается в своих возражениях.
    Ответчиком заявлен встречный иск к Фирме «С» на взыскание указанных средств.

Указанные доводы Ответчика Истец считал необоснованными и не соответствующими закону по следующим основаниям.
    1. Фирма «К» выбыла из правоотношений с Фирмой «Д» только в части требования оплаты.
    Фирма «К» по Договору цессии передало свое право требования оплаты к Фирме «Д» другому лицу – Строительной компании «С», являющейся Истцом по настоящему делу. Требование касается лишь оплаты стоимости выполненных работ и штрафных санкций. То есть имеет место сингулярное материальное правопреемство в части передачи права требования на основании параграфа 1 главы 24 ГК РФ. Ответчик, предъявляя претензии по качеству и объему выполненных работ, неправомерно считает возможным адресовывать их в настоящем деле о взыскании в него задолженности и санкций новому кредитору – Истцу, то есть считает, что состоялось не сингулярное, а универсальное (полное) правопреемство. Такое его мнение не основано на законе и материалах дела. Никакого перевода долга на Истца Фирма «К» не осуществляла. Из обязательств, вытекающих из договора строительного подряда, по которым Фирма «К» является по отношению к Ответчику должником, она (субподрядчик) не выбывало. Поэтому все претензии Ответчика в части стоимости: якобы переданных песка и материалов, якобы поврежденного профлиста, якобы выполненных работ по переделке полов, уменьшения договорной цены, неустойки за просрочку выполнения работ, - следует предъявлять к Фирме «К» в установленном законом порядке.
    2. Таким образом, представленные Ответчиком документы не относятся к данному делу и могут рассматриваться лишь как самостоятельные требования к Фирме «К» в отдельном споре. Однако поскольку они приобщены к материалам настоящего дела, то Истец считает необходимым оспорить их.
    2.1. По доводу, указанному в пункту 1.2. настоящих возражений.
    В своем отзыве Ответчик не отрицает того факта, что работы субподрядчиком полностью выполнены на определенную сумму. Это же следует из представленного им Акта сверки взаиморасчетов. Объемы сданных генподрядчиком заказчику работ по представленным Ответчиком актам в основном соответствуют объемам работ, предусмотренных в смете, прилагаемой к Договору субподряда, и фактически выполненных субподрядчиком, от подписания актов приемки которых необоснованно уклонялся Ответчик. Таким образом, считается, что полы Ответчиком приняты все. Им указывается только на то, что песок, использованный при строительстве, получен субподрядчиком от него, на сумму которого следует уменьшить, по его мнению, размер исковых требований. При этом Ответчик не доказал, что Фирма «К» действительно получила песок в указанном объеме в установленном порядке (нет первичных хозяйственных документов, подтверждающих получение материала).
    В данном случае применима ст. 710 ГК РФ (экономия подрядчика), т.е. можно считать, что фактические расходы субподрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, поэтому предполагается, что субподрядчик сохранял право на оплату работ по цене, предусмотренной договором подряда. Других соглашений сторон об уменьшении договорной цены не было. Требование Ответчика о снижении этой цены на сэкономленную сумму (стоимость песка) не основано на законе.
    2.2. В отзыве Ответчик указывает, что стоимость работ, указанная в смете была предварительная и подлежала корректировке в соответствии с фактически выполненным объемом работ. Такой довод не основан на материалах дела и противоречит ст. 709 ГК РФ.
    Ответчик неправомерно искажает содержание и смысл буквальных слов и выражений, содержащихся в Договоре. Так поименованное условие Договора гласит: «Указанная в смете цена является предварительной. Цена договора может быть изменена вследствие инфляции, увеличения объемов работ на момент подписания актов приемки работ… с обоюдного одобрения сторон. Оплата затрат, связанных с повышением цены договора, осуществляется Генподрядчиком в порядке, предусмотренном настоящим договором.» Приведенную формулировку следует толковать на основании ст. 431 ГК РФ. Таким образом, никаких сведений о том, что цена может быть скорректирована в соответствии с фактически выполненным объемом работ в сторону уменьшения, Договор не содержит.
    2.3. По доводу, указанному в пункте 2.1.
    Факт получения субподрядчиком материалов, на сумму которых Ответчик просит уменьшить размер исковых требований, также не подтвержден в установленном порядке. Никакие материалы субподрядчик от Ответчика не получал и имущества Ответчика не повреждал. Документы, на которых Ответчик основывает свои возражения, представляют собой односторонне подписанные Ответчиком: 1) акты приемки-передачи материалов без каких-либо подписей и отметок со стороны субподрядчика; 2) исполненные от руки: акты, содержащие сведения о том, что на объекте были взяты материалы, при этом не указана их стоимость, производитель и другие параметры, нет подписи со стороны Фирмы «К»; подписавшие акт Начальник участка и главный инженер сообщают, что перечисленные материалы были взяты у Фирмы «Д», и последнему были выданы материалы, при этом не указано, кем именно взяты материалы, на каком объекте, другие характеристики материалов, отсутствует подпись уполномоченного лица; служебная записка прораба о том, что «субподрядчик использовал материалы Заказчика», при этом не указано, что эти материалы получены субподрядчиком, не указаны характеристики материалов, отсутствует подпись субподрядчика; фирмой «К» миксером был задет и пришел в негодность профлист для обшивки стен, при этом не указана его стоимость, отсутствует подпись со стороны Фирмы «К»; подписавшие акт гл. инженер и представитель Фирмы «Д» описывают, что была произведена приемка-передача материалов, при этом не указано, кто получил материалы, и кто их передал, не указан адрес, отсутствует подпись уполномоченного Фирмой «К» лица.
    Следует обратить внимание, что Ответчик, требуя уменьшения стоимости, при определении ее окончательного размера необоснованно учитывал дважды стоимость материалов, указанных в ряде позиций своих актов и указанных в документах.
    2.4. По доводу, указанному в пункту 2.2.
    Ответчик, не подписывая акт по всему объему указанных в нем работ (стоимость полученного песка учтена) и отрицая ее всю целиком, необоснованно еще раз вычитает из нее стоимость этого же песка в размере. Таким образом, Ответчик необоснованно признает лишь строку в акте, в которой указано о вычете стоимости полученного песка, и не признает весь акт целиком, что приводит к необоснованному выводу о двойном уменьшении.
    2.5. По разделу 4 Отзыва:
    2.5.1. В соответствии с договором субподряда Фирма «К» приняла на себя обязательство по устройству бетонных полов складского корпуса.
    В соответствии со СНиПами и договором в устройство бетонных полов входит:
- устройство песчаной подготовки под полы толщ. 1000 мм с послойным уплотнением;
- устройство бетонной подготовки толщ. 50 мм;
- устройство бетонных полов с двойным армированием толщ. 200 мм. При этом работы по последнему пункту должны быть произведены в соответствии со СНиП 3.03.01-87 Несущие и ограждающие конструкции п. 2.113 с допустимыми отклонениями ровности горизонтальной поверхности на всю длину выверяемого участка до 5 мм (п. 2 Таблицы 11) и местными неровностями – плюс/минус 20 мм, что и было сделано субподрядчиком. Доказательств не соблюдения субподрядчиком указанных норм Ответчик не представил.
    За подготовку полов к покрытию (в т.ч. шлифование до 2 мм) и за само покрытие, именуемые в соответствии со СНиП, как отделка полов, субподрядчик не отвечает, т.к. в указанный в договоре объем работ они не входят.
    Работы по подготовке полов к покрытию (в т.ч. шлифование) и по самому покрытию (отделка полов) регламентируются другими нормами (Приложение 4 к п. 2.9. СНиП 2.03.13-88, утвержденных постановлением Госстроя СССР от 16 мая 1988 № 82, а также применительно к Государственным элементным сметным нормам на строительные работы ГЭСН-2001, Сборник № 11 Полы, утвержденные и введенные в действие Постановлением Госстроя РФ от 26 апреля 2000 г. № 36) и представляют собой новые (другие) работы, которые были произведены по другому договору, самостоятельно заключенному Фирмой «Т» с третьим лицом. Поэтому эти работы с точки зрения строительных норм не могут ни улучшать, ни ухудшать те полы, которые были устроены в части работ, произведенных субподрядчиком. Указанный объем работ Субподрядчик производить не обязан, так же как не обязан производить и какие-либо иные работы, не предусмотренные договором, например: герметизация кровли для исключения возможности попадания осадков на устраиваемые полы, обеспечение объекта электрической и тепловой энергией, водоснабжение, разработка методики определения качества полов, разработка каких-либо планов по противодействию негативного воздействия на объект, изготовление каких-либо ливнестоков (за все эти виды работ согласно существу обязательства отвечает генподрядчик), а так же настил полов какими-либо материалами, их покраска, укладка паркета, циклевка уложенного паркета, прокладка коммуникаций, установка оборудования, и проч.
    Отделка полов в соответствии с п. 2.9. указанных СНиП является повышенным требованием, к тому же не предусмотрена договором и потому не может быть принята как подтверждение переделки недостатков.
    Претензии по подготовке полов к покрытию и само покрытие рассматриваются только между Заказчиком и генподрядчиком.
    Фирма «Т» могла заказать у третьих лиц любую чистоту отделки полов (шлифование) вплоть до одной сотой микрона в зависимости от материала покрытия, наносимого на полы. Это право Заказчика, и оно не может рассматриваться как претензии к качеству полов, произведенных субподрядчиком. Фирма «Т» может также заказать и другие работы, в т.ч. устройство защитно-декоративного покрытия и проч.
    Об этом имеются доказательства в виде договоров с третьим лицом.
    Претензий к качеству полов со стороны третьего лица, производящего покрытие полов, не было.
    Утверждая, что в связи с некачественным выполнением полов субподрядчиком, Ответчик якобы понес расходы по их переделке, допускает при этом, что так называемые работы по устранению дефектов должны были производиться в тот период, когда на объекте еще работал субподрядчик. В соответствии с условиями Договора субподряда право собственности на выполненные работы (в том числе полы) до их полной оплаты принадлежит субподрядчику. Правила производства работ, применяемые в строительстве, предусматривают, что в случае наличия претензий к работам заказчик направляет подрядчику требование о переделке, по результатам его рассмотрения заказчиком и подрядчиком совместно оговариваются порядок, условия и сроки устранения недостатков или же заказчиком принимается одно из решений: либо при необходимости принять возражения подрядчика и согласиться с его доводами о качественности, либо, получив письменный отказ, устранить подрядчика от производства работ, составить акт обнаруженных недостатков (дефектную ведомость) и заказать работы по переделке у третьих лиц. В представленных Ответчиком документах отсутствуют доказательства, подтверждающие уведомление с требованием о переделке, отказ субподрядчика, составление акта выявленных недостатков.
    Такой же порядок устранения недостатков прямо предусмотрен в п. 3 ст. 715 ГК РФ (применяется на основании п. 2 ст. 702 ГК РФ), а также в Договоре.
    В соответствии с п. 2 ст. 748 ГК РФ, если заказчик своевременно не заявил подрядчику об отступлении от условий договора, могущем повлиять на качество работ, то он в последующем теряет право ссылаться на недостатки.
    Сказанное позволяет сделать вывод о том, что на момент окончания субподрядчиком работ по Договору претензий к качеству работ со стороны генподрядчика не было. Ответчик, пытаясь ввести суд в заблуждение, утверждает, что в нарушение принятых на себя договорных обязательств якобы допустил на объект привлеченное заказчиком третье лицо для устранения дефектов.
    Качественность выполненных работ подтверждается имеющимися протоколами испытаний результатов определения прочности бетона, проведенных Техническим центром и отсутствием акта выявленных недостатков (дефектной ведомости). Поэтому на основании п. 5 ст. 753 ГК РФ Ответчику ничто не мешало произвести приемку выполненных работ.
    Отказ Ответчика от подписания актов не основан на законе также ввиду того, что на основании п. 6 ст. 753 ГК РФ заказчик вправе отказаться от приемки результата работ только в случае обнаружения недостатков, которые одновременно исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком. Как видно из представленных самим ответчиком материалов, недостатки, на которые он ссылается, не подпадают под определение, приведенное в указанной норме.
    Представленные Ответчиком акты о приемке выполненных третьим лицом работ свидетельствуют о том, что выполненная им работа по защите бетонных полов выполнена в соответствии с техническими условиями (ТУ 2312-007-18891264-2003) производителя полиуретанового покрытия Элакор-ПУ и Таблицами 11-01-023 и 11-01-024 указанных в п. 1.1. возражений ГЭСН-2001.
    2.5.2. По доводу, указанному в п. 4.2.
    Как следует из заключения Специализированного треста, ни у заказчика, ни у третьего лица не было претензий к качеству полов, к отделке которых они приступили сразу после того, как свою часть работ произвело Фирма «К».
    При этом следует обратить внимание, что на основании Договора между заказчиком и третьим лицом объем работ, который должен был в своей части производить 2-ой подрядчик в соответствии со сметой, ничем не отличается от фактически им выполненных, сданных заказчику и перечисленных в акте, который представил Ответчик. То есть, следует сделать вывод, что 1) объем работ за указанный период у 2-го подрядчика не увеличивался, 2) что не было недостатков в выполненной субподрядчиком работе, 3) что 2-ой подрядчик делал только свою часть работы без переделки недостатков. Кроме того, остается бездоказательным утверждение Ответчика, что для устранения дефектов полов (ремонт трещин, раковин, выбоин) заказчик был вынужден привлечь третьих лиц. Как видно из акта сданных 2-ым подрядчиком работ, ремонт трещин, раковин и выбоин на указанном объекте им не производился, и такой вид работ нигде не упоминается. Других доказательств, подтверждающих устранение этих дефектов, Ответчик не привел.
    Следует упомянуть, что приложенные заказчиком к ответу на судебный запрос дополнительные сметы, так же как и акты, не относятся к рассматриваемому объекту и предусматривают совершенно другие виды работ: заделка швов в дорожных плитах, устройство защитной пропитки поверхности аэродромных плит с насечкой на площади. В соответствии с проектом на земельном участке, отведенном заказчику, помимо складского корпуса, в котором делал полы субподрядчик, имеются другие складские помещения, в которых субподрядчик не работал и за которые могли отвечать другие подрядчики.
    Помимо сказанного, Ответчиком приведены противоречивые доводы. Утверждая с одной стороны, что третьими лицами устранялись трещины, раковины и выбоины и для разработки рекомендаций по такому устранению было сделано заключение специализированного треста, с другой – Ответчик ссылается на представленное им же заключение треста, которое не содержит каких-либо рекомендаций по ремонту указанных трещин, раковин и выбоин, а касается всего лишь прочности уложенного бетона. Более того, данное заключение не может быть принято как доказательство по данному делу (оспаривается по мотиву относимости), т.к. не имеет к нему отношения по следующим основаниям: 1) Заключение составлено в нарушение требований ГОСТа по оформлению первичных документов (ГОСТ Р6.30-97); 2) отсутствует адрес объекта и его конкретные характеристики, на котором производились вырубки образцов из бетонного основания; 3) отсутствуют сведения о присутствии при производстве вырубок уполномоченных лиц (как со стороны субподрядчика, так и со стороны других участников); 4) не указаны конкретные площади и координаты по осям участков с различной степенью прочности бетона; 5) отсутствуют точные даты, когда была произведена вырубка и когда был уложен свежий бетон, что не дает возможности определить достиг ли бетон проектной прочности на 28-й день (ГОСТ 7473-94 и ГОСТ 12730.1-78) в теплых условиях или на 90-й день (выписка из Таблицы 3 СНиП 3.03.01-87, утв. Постановлением Госстроя СССР от 4.12.1987 г. № 280) в зимних условиях в зависимости от определенных условий, и вызывает сомнение в необходимости выполнения рекомендуемых в заключении мероприятий по укреплению поверхностного слоя бетона.
    Если не принимать во внимание безотносимость заключения, то из него усматривается, что вырубки производились с № I по № IV, и только по одной вырубке № IV предлагается усилить поверхностный слой для целей ускорения сдачи работ. Можно предположить, что Фирма «Т» заказала данное заключение только лишь для разработки рекомендаций по ускорению ввода объекта в эксплуатацию, и данное заключение не имеет ничего общего с качеством выполненных субподрядчиком работ. Ускорение работ в обязанности субподрядчика не входило. Работы производились им в соответствии с достигнутыми договоренностями.
    Кроме того, данное заключение не может быть допустимым, т.к. вопреки ст. 68 АПК РФ и Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» не содержит сведений о компетенции Специализированного треста и о его праве проводить подобные испытания.
    Касательно выявленной трестом недостаточной прочности бетонных вырубок. Если предположить, что вырубки, действительно произведены с того объекта, который указан в Договоре, то, не согласившись с выводами испытаний, следует признать, что бетон мог бы набрать нормируемую прочность на 28-й день или 90-й день после его укладки, как это предусматривает ГОСТ, без его укрепления рекомендуемым трестом дорогостоящим покрытием. Именно такие обязательные требования, предъявляемые ст. 721 ГК РФ выполнены субподрядчиком при производстве работ. Трест рекомендовал такую технологию для скорейшего завершения объекта, поскольку сроки производства работ переносились по независящим от субподрядчика причинам, тогда как можно было дождаться набора бетоном ГОСТовской прочности. Субподрядчик уложил бетон качественно и в срок. Ускорение производства работ, за которые в свою очередь отвечал Ответчик перед заказчиком, не входило в договорные обязанности субподрядчика, так же как не могло в них входить и укрепление нормально набиравшего прочность бетона дорогостоящим покрытием. Полиуретановое покрытие Элакор-ПУ представляет собой полимерный материал, применяемый для устройства защитно-декоративного покрытия или защитной пропитки полов для хозяйственных помещений (копия технологии производителя прилагалась). При этом в состав работ в соответствии с указанными ТУ для покрытия полов Элакором входят именно те работы, которые выполнены третьим лицом. В данном случае мог бы применяться пункт 2 ст. 754 ГК РФ, освобождающий подрядчика от ответственности за допущенные им без согласия заказчика мелкие отступления от технической документации, если они не повлияли на качество объекта строительства. Но и мелких отступлений также не было, поскольку бетон нормально набирал прочность в соответствии с ГОСТом. Укрепление его Элакором производилось самостоятельно заказчиком за рамками договорных обязательств только для ускорения строительства.
    2.5.3. Пункт 3 ст. 720 ГК РФ лишает заказчика, принявшего работу без проверки, права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки. Ответчик не доказал, в каком именно объеме он считает некачественными выполненные работы, поэтому подписанные им акты следует считать доказательством приемки им работы, лишающим его права ссылаться в дальнейшем на недостатки.
    Генподрядчик, указывая на якобы обнаруженные им недостатки, в нарушение п. 4 ст. 720 ГК РФ, не известил об этом субподрядчика в указанный срок.
    2.6. По доводам, указанным с пунктах 1.1.-1.3.
    Согласно ст. 709 ГК РФ цена работ по Договору субподряда определяется на основании сметы, являющейся неотъемлемой частью Договора. Изменение цены согласно ст.ст. 424 и 450 ГК РФ, а также условий Договора возможно лишь по взаимному согласию сторон. Соглашения сторон об изменении цены договора в сторону ее уменьшения не было.
    Относительно меньшего объема песчаной подготовки, сданной ответчиком заказчику, по сравнению с выполненной субподрядчиком: ссылка ответчика на акты приемки работ между ним и заказчиком является неправомерной, т.к. 1) генподрядчик выполнял работы по договору с заказчиком в редакции как минимум 15-ти Дополнительных соглашений, и то, что по Допсоглашению № 15 приняты только такие объемы, какие указаны в актах, не означает, что генподрядчик не сдавал эти объемы по другим допсоглашениям, 2) возможно ответчик не представил в суд акты на оставшийся объем песчаной подготовки, и он несет риск неблагоприятных для него последствий на основании п. 2 ст. 41 и подпункта 1 п. 1 ст. 135 АПК РФ, 3) согласно п. 3 ст. 706 ГК РФ генподрядчик несет ответственность перед субподрядчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда, и отношения между генподрядчиком и заказчиком в правовом смысле не могут влиять на отношения между генподрядчиком и субподрядчиком, 4) изменение объема песчаной подготовки должно быть оформлено соглашением сторон, такого соглашения нет, в противном случае также применима ст. 710 ГК РФ (экономия подрядчика).
    То же самое касается и одностороннего снижения Ответчиком цены по мотиву подписания с заказчиком акта. Данный акт касается лишь отношений между генподрядчиком и заказчиком. Прямого согласия субподрядчика об уменьшении договорной цены по конкретному объему работ не было. Более того, на указанном акте отсутствует подпись уполномоченного со стороны субподрядчика лица и его печать. 2.7. По доводам, указанным с пункте 2.3.
    Ответчиком не представлены такие доказательства наличия вины Фирмы «К» в причинении вреда Ответчику (повреждение профлиста), как: протокол осмотра места дорожно-транспортного происшествия (ответчик утверждает, что повреждение причинено миксером), справка ГИБДД об участниках ДТП, технический паспорт на транспортное средство и путевой лист, подтверждающие, что миксером при совершении ДТП управлял работник Фирмы «К» и др.
    В отношении повреждения профлиста также как и в отношении представленного ответчиком протокола совещания о возложении на субподрядчика обязанности принять меры по предотвращению попадания бетона на стены из силикатного кирпича должна применяться статья 741 ГК РФ (распределение риска между сторонами) о том, что риск случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства, составляющего предмет договора строительного подряда, до приемки этого объекта заказчиком несет подрядчик. Таким образом, закон распространяет риск подрядчика лишь на объект строительства, составляющего предмет договора строительного подряда. Ни профлист, ни стены корпуса, как явствует из Договора строительного подряда, не составляют его предмет. Поэтому субподрядчик не может по закону нести риск случайного повреждения объекта, не являющегося предметом строительства. В данном случае возникают общегражданские деликтные обязательства причинителя вреда при их доказанности. 2.8. По доводам, указанным с пункте 3.
    В соответствии с Договором субподряда, п. 1 ст. 740, ст. 747 Гражданского кодекса РФ Ответчик обязан обеспечить субподрядчика нормальными условиями для работы.
    Своими незаконными действиями и допущенным бездействием заказчик и генподрядчик способствовали ухудшению необходимых условий работы, что приводило к неоднократным срывам сроков работ.
    Так объект вопреки требованиям Договора не был своевременно обеспечен бесперебойной подачей электроэнергии и воды, Ответчик своевременно не обеспечил субподрядчика проектной документацией и технически заданием, что подтверждается письмом самого генподрядчика, направленным в адрес субподрядчика в ответ на его просьбу выдать такую документацию.
    Факты срыва подачи тепловой и электрической энергии и воды на объект, а также прокладки канализации подтверждаются представленными самим Ответчиком протоколами совещаний, исходя из которых встреча с Восточными сетями Мосэнерго только обсуждается, что электричество в складском корпусе будет готово только к определенной дате, Фирма «К» будет обеспечена только 80 киловаттами электрической мощности.
    Кроме того, в указанных протоколах генподрядчик неоднократно признавал переносы сроков по полам. Теперь же ответчик необоснованно отказывается от своих же согласований.
    Поэтому претензии генподрядчика к срокам сдачи полов необоснованы.
    Помимо необеспечения субподрядчика необходимыми условиями работы, ответчик вместе с заказчиком мешали производству работ своими незаконными указаниями, требуя проведения и оказания иных работ и услуг, не предусмотренных Договором:
- «найти общее решение по отводу воды с крыши; разработать план по отводу воды, поступающей с крыши на бетон; согласовать порядок изготовления ливнестоков»;
- «представить реальный график производства работ»;
- «предусмотреть меры по защите стен от попадания раствора»;
- «выдать методику определения качества полов».
    Таким образом, видно, что генподрядчик и заказчик незаконно перекладывали бремя своих забот на субподрячика, что крайне мешало ему и отвлекало от работы по Договору, приводящее к переносам сроков их производства.
    То есть, все указания в протоколах совещаний следует признать в соответствии с п. 2 ст. 741 ГК РФ незаконными, и субподрядчик вправе был бы потребовать полной оплаты по смете если бы исполнял все ошибочные указания заказчика. На основании п. 3 ст. 748, п. 2 ст. 751 ГК РФ подрядчик обязан выполнять только те указания заказчика, которые не противоречат условиям договора, не представляют вмешательство в оперативно-хозяйственную деятельность подрядчика и не угрожают безопасности проведения работ.
    Ст. 750 ГК РФ в случае препятствий к надлежащему исполнению подряда, каждая из сторон, в т.ч. генподрядчик, обязана принять все зависящие от нее разумные меры по устранению таких препятствий, а не перекладывать на совещаниях бремя своих обязательств на субподрядчика. В данном случае Ответчик расценивается как сторона, не исполнившая этой обязанности, и соответственно он утрачивает право на возмещение убытков, причиненных тем, что соответствующие препятствия не были устранены, тех якобы убытков, о которых Ответчик говорит в отзыве.
    Общие положения ГК РФ о договоре подряда (ст. 715) предусматривают строго определенную процедуру устранения недостатков и переноса сроков. Во-первых, заказчик должен воспользоваться своим правом назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков. Во-вторых, только лишь при неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования отказаться от договора подряда (это в-третьих) либо поручить исправление работ другому лицу за счет подрядчика, а также потребовать возмещения убытков. Представленные в суд самим Ответчиком протоколы совещаний подтверждают его согласие с переносом сроков и отсутствие в этом вины субподрядчика в связи с необеспечением генподрядчиком необходимыми условиями выполняемых работ. Кроме того, никакого отказа от договора Ответчик субподрядчику не направлял, исправление недостатков другому лицу лично не поручал. А в представленных документах отсутствует причинная связь между производимыми третьим лицом работами и якобы имевшими место недостатками, допущенными субподрядчиком.
    Более того, субподрядчик несет риск неблагоприятных для него последствий в случае отступления им от указаний гензаказчика о сроках и продолжения работы (ст. 716 ГК РФ).
    Нарушение генподрядчиком своих обязанностей в части создания необходимых условий для выполнения работ однозначно предоставляют субподрядчику право не приступать к работе, а начатую работу приостановить на основании п. 1 ст. 719 ГК РФ.
    По этим же основаниям незаконны требования Ответчика в части начисляемой им неустойки.
    По вопросу зачета сумм, затраченных Заказчиком при оплате третьему лицу за произведенные им работы по подготовке полов к покрытию и по самому покрытию, про который упоминает генподрядчик, при расчетах с Ответчиком, последний документально не доказал этот факт.
    Арбитражный суд согласился с доводами Истца, отверг возражения Ответчика и полностью удовлетворил все исковые требования Строительной компании «С». Решение суда оставлено без изменения судами апелляционной, кассационной, надзорной инстанций и полностью исполнено.